Огромная шумная трасса. Я стою на обочине в своем пестром самаркандском чапане и безуспешно пытаюсь поймать такси в свой далекий периферийный район. Внезапно, откуда-то с противоположных полос, разворачивается и несется ко мне долгожданная машина.
- Садитесь! - говорит пожилой водитель-узбек, безоговорочно соглашаясь на предложенный маршрут и сумму, продолжает: – Я вас издалека увидел. Ваш чапан… Я подъехал к вам из-за него. Это так красиво! Вы такая молодец, что носите национальную одежду.
- Спасибо, - опускаю глаза я, - Знаете, я долго стеснялась носить чапаны. Казалось, что воспримут как маскарад.
- Ну что вы, - укоризненно молвит таксист, - Я, когда ваш чапан увидел, даже сердце защемило от радости. Вы, наверное, не помните, но было время, когда все женщины носили платья из нашего узбекского атласа и адраса. А потом все почему-то стали стесняться национальных одежд.



Он тысячу раз прав, пожилой ташкентский таксист, сердце которого отозвалось на яркий, и такой трогательно-национальный самаркандский чапан. Долгое время национальная одежда в столице находилась в глубоком забвении. Как-то повелось, что если женщина идет в платье из национальных тканей, то она либо из глухой глубинки, либо направляется на некое национальное мероприятие.


В последние годы ситуация с национальной одеждой коренным образом изменилась. В Ташкенте наблюдается ренессанс этно стиля как в одежде повседневной, так и в праздничной. Сотни, тысячи, ярких абровых платьев, костюмов, жакетов, туник и чапанов наводнили Ташкент. Наши улицы взорвались многоцветьем узбекского хан-атласа, адраса, бекасаба, переливчатого шелка, бухарской и самаркандской вышивки. Носить одежду из национальных тканей стало модно, привычно и даже престижно.


На этот подъем интереса не могли не отзваться узбекские мастера – от знаменитых дизайнеров, до мастериц из многочисленных городских ателье. И вот уже сердце весны, праздник Навруз 2015 года, Ташкент встретил первой масштабной специализированной выставкой национальной одежды «Вся роскошь востока». Тысячи прекрасных столичных дам, от крошечных принцесс до почтенных глав семейств, пришли на встречу с мастерами национальной одежды со всех уголков Узбекистана. Повсюду взлетают полы расшитых халатов, мелькают мягкой фактурой теплые чапанчики, примеряются жилеты, жакеты, сюртуки, пиджаки, куртки, маленькие коктейльные платья, офисные костюмы, пафосные вечерние платья, нежные туники и дерзкие абровые брючки.


Когда находишься в центре этого невиданного ранее праздника узбекских национальных одежд, сердце замирает от восторга, и не находится слов от красоты происходящего вокруг. Вот крошечная девчушка вертится перед зеркалом в расшитом бухарском пиджачке, а рядом с нею высокая девушка дивной красоты накинула на себя расшитый узбекскими бодомами роскошный плащ. Строгая мама в длинном сюртуке с шахрисябзскими узорами придирчиво рассматривает изящное платье из бело-голубого адраса на своей юной дочери. Стайка очаровательных дам оккупировала стенд с накидками из сверкающего абрового хан-атласа, примеряя все наперебой, а будущая мама разглаживает на округлившемся животе нежную, расшитую гранатами, самаркандскую тунику.


Невероятное действо, фейерверк узбекского этно-стиля, калейдоскоп потрясающих расцветок и узоров – такое могло случиться только в Узбекистане. В благодатном краю, где растет местный белоснежный хлопок, и уже который век процветает собственное шелковое производство. Самое занятное во всем происходящем, что здесь никого не удивляет, что все эти роскошные вещи сделаны из чистейших натуральных шелка и хлопка. А большинство тканей сотканы на ручных станках, и даже каждая деталь отделки здесь сотворена вручную.


Самыми популярными в Ташкенте стали стеганые «чапанчики» - легкие пальто, сюртуки и куртки, сшитые по современным лекалам, и простеганные в стиле классического узбекского чапана. Из натуральных шелковых или хлопчатобумажных тканей, с подкладкой из теплого хлопкового волокна, они легки и очень практичны. А уж по сочности расцветок и яркости национальных узоров дадут фору любой современной осеннее-весенней коллекции одежды.


Мастерицы-вышивальщицы из Бухары, подарили современным дамам совершенно новый стиль повседневной и офисной одежды. Это жакеты, пиджаки и сюртуки расшитые классической бухарской тамбурной вышивкой. Все чаще на улицах Ташкента можно встретить женщин всех возрастов в таких фантастически красивых пиджаках. Достойная замена унылой офисной классике.


Хит летнего сезона в Узбекистане отныне адрас. Адрас – это недорогая хлопчатобумажная ткань, сотканная на ручных станках и окрашеная по старинной узбекской технологии икат. Центры производства узбекского адраса расположены в городах Маргилане, Намангане и Фергане. Богатый абровый рисунок этих тканей зачастую сам диктует дизайнеру формат модели. Даже простая и незателивая в крое туника из абровых тканей выглядит невероятно эффектно. Именно потому, в гардеробе практически каждой узбекской женщины непременно есть платье, туника или летний костюм из адраса.

Особая тема – одежда вечерняя в этно-стиле. Появиться на праздничном мероприятии в вечернем костюме или платье из национальных тканей – это сегодня в Ташкенте очень модно. Абровые платья «в пол», богато расшитые узбекской вышивкой одежды, роскошные, летящие шелковые халаты поверх узких платьев и длинных туник – это лишь малая часть вещей из гардероба представителей ташкентского бомонда.

На фоне огромной волны интереса к национальному стилю в современной одежде, не менее радостно возвращение старинных женских фасонов, столь дорогих сердцу и нежно любимых. Помнится, еще несколько лет назад, я металась по ташкентским мастерам в поисках портнихи, которая сумеет сшить настоящий узбекский женский халат, из тех, что носили 100 и 200 лет назад. И не одна мастерица не бралась за работу. «Лекал у нас таких уже нет» - пожимали плечами они. Недавно на одной из выставок, довелось увидеть тот самый халат. Самый что ни на есть настоящий.


- Это продается? Что за ткань? Где вы взяли эту старинную выкройку? Откуда вы? – бросилась я с вопросами к мастерице. Оказалось, что Мавлюда-опа из древнего Ургута до сих пор шьет женские халаты из полосатого бекасаба по старинным лекалам. Просто в столице на них давно не было спроса. А вот теперь о них спрашивают заказчики все чаще.
Я примерила этот замечательный халат, и он потрясающе заиграл на фоне строгих черной водолазки и классических брюк.
- Как вам идет! – заахали вокруг меня посетительницы выставки. – Только рост великоват. Рукава длинные…
- Ах, что вы! – радовалась я. – Так положено. Если в мир идешь – рукава опускаешь, чтобы кисти рук скрывать. А если работать руками нужно – то рукава нужно просто подвернуть. Тогда получится красивый пышный манжет.


Одна из дам в возрасте прикоснулась к моему плечу:
- Я так понимаю, вы этот халат покупаете?,- робко спросила она, - Но можно я его только примерю?
- Вы серьезно?! Я думала, что я одна столь экстравагантна, что собираюсь носить такой дерзко-национальный стиль.
- Вы не понимаете, - тихо сказала дама, - Это так красиво, что слов нет …
Она легко накинула на себя самаркандский яркий халат, соединила гладкие борта на груди, и повернулась к нам. «Ах!» - сказали мы. Потому что она вдруг стала совершенно необыкновенной. Стройной, величественной и какой-то очень сказочной. Потому что теперь и мы понимали, насколько это красиво.


Мое соприкосновение с самым настоящим узбекским платьем на той выставке было не единственным. Мне еще предстояло получить великий дар. Дар трогательный, и щемящий сердце.
Я направлялась тогда к стендам с тысячами рулонов ярких маргиланских тканей. Завидев меня, ткачиха из Маргилана, Муборак опа, вышла из-за горы своих прекрасных абровых полотен, и принялась мне объяснять, что хочет мне что-то показать.
- Помогите мне перевести на русский - оглядывалась она в поисках помощи.
- Я понимаю вас, Муборак-опа, - уговаривала я ее. Но Муборак-опа нужно было, чтобы я поняла все, что она расскажет, в точности. Двуязычные посетители выставки собрались вокруг меня и принялись ждать, когда надо будет мне переводить. Муборак-опа юркнула за занавеску примерочной, и через несколько минут вышла. Нет, не вышла. Она явилась миру. Как восход солнца, как весна, как яркий цветок. Так она преобразилась. Она светилась и сияла, озаряя всех блеском своих глаз. Муборак-опа, обычно такая тихая и молчаливая.
На ней было самое настоящее, самое правильное, то самое платье. Из старых узбекских фильмов 60-х годов. Все принялись трогать дивный хан-атлас ее платья и восхищенно цокать языками. Оказалось, что это платье сшито из атласа, который соткал специально для нее ее муж, известный маргиланский ткач. Это был потрясающего качества хан-атлас, гладкий как вода, блестящий как огонь и нежный как облако.


Мы долго толпились вокруг Муборак опа, наслаждаясь видом ее «самого настоящего узбекского платья». Уже позже я разглядела на ней и великолепные дутые браслеты, и серьги щибиртма, и бархатные штанишки, шитые бисером по краю. Она была вся самая настоящая. Узбекская. И платок, и шлепанцы, в стиле ковуши. Муборак-опа подарила мне праздник. Такой искренний, трогательный и прекрасный. Этот дар дорогого стоит.


Вот такой он, современный мир узбекского национального платья. Он мягкий и теплый, как стеганый чапанчик, он дерзкий и смелый, как бухарские вышитые полотна, он взрывной и летящий, как полы шелкового узбекского халата. Если вам доведется побывать в Узбекистане, то нужно непременно окунуться в этот мир. Примерить шахрисябзкий жилет, облачиться в струящийся маргиланский шелк, накинуть на плечи нуратинский халат, который весь, как дивный сад. И тогда что-то зримо изменится в вас. Тогда вы сами начнете преображать этот мир. Из унылого и серого он станет цветным и радостным. Мир всегда меняется от соприкосновения с красотой. Он становится добрым и сказочным. Это проверено.