Наверное, мы с коллегами-журналистами за последний месяц узнали о деревьях все, что возможно, столько встреч, запросов и вопросов во все инстанции...

Вы пишете в личку, спрашиваете, есть ли новости.

Новости таковы: Петиция уже рассматривается, к ней свои предложения добавили инспектора Региональной Биоинспекции, потому что решить проблему можно только в комплексе. Новый Закон о деревьях должен появиться в сентябре. 
Мы на недавней встрече в Биоинспекции спросили, в сентябре? Да до сентября все вырубят! Но нам сказали следующее:
Буквально после праздников в работу вступит специально созданная структура по обрезке, изьятию, складированию и транспортировке  деревьев. Что это значит? 

Сейчас дерево срублено, инспектор оформляет протокол, участковый осуждающе качает головой, все расстроены. Срубивший дерево получает повестку в суд и получает штраф. А вот дерево остается в его распоряжении. Участковый его в карман не положит, инспектору не на чем его вывезти и некуда складировать. То есть основное, из-за чего рубка дерева становится бессмысленной - изьятие древесины, не происходит. Только один этот фактор поубавил бы желание бытовых манкуртов срубить и продать это дерево. 
Сейчас такая структура будет работать. Во всяком случае, обещали.

Статистика:

В целом по республике за период с июля по декабрь месяцы 2017 года (6 месяцев) на рассмотрение в Биоинспекцию поступило 1809 заявлений на рубку деревьев, в том числе по городу Ташкенту  377. Общее количество деревьев запрашиваемых в заявлениях для рубки составило 21005 штук, в том числе по городу Ташкенту 3556 штук.  Фактически по республике дано разрешений на рубку 19992 деревьев, в том числе на участках, подпадающих под строительство 13903 деревьев, высохших 5218 штук, угрожающих безопасности граждан и их имуществу 871 дерево.
За четыре месяца 2018 года в целом по республике поступило 1957 заявлений на рубку 22144 деревьев, в том числе по городу Ташкенту 402 на рубку 5998 деревьев. Отказано в рубке по 563 заявлениям в отношении 4830 деревьев. Фактически выдано разрешений на рубку  17314 деревьев, в том числе по городу Ташкенту 2605 деревьев.
Рубка деревьев на основании выданных разрешений производилась по следующим направлениям: на участках, подпадающих под строительство – 11211 штук, высохшие (поврежденные вредителями) – 5424, угрожающие безопасности граждан и их имуществу – 679.
         Относительно города Ташкента, за указанный период 2018 года поступило 402 заявления на рубку 5898 деревьев, из них отказано в рубке  в 169 случаях (3293 деревьев). Одобрено 233 обращения на рубку  2605 деревьев, в том числе на участках, подпадающих под строительство и реконструкцию 982 дерева, высохшие (поврежденные вредителями) 1616, угрожающие безопасности граждан и их имуществу – 7 деревьев.

Таковы масштабы катастрофы. 


Кто должен пересаживать дерево? 
Если строительство инициировано государством, то денег на пересадку большого дерева не будет. Если это коммерческая стройка, то теоретически можно обязать застройщика пересадить деревья. Но возникают вопросы - Куда? Когда?
Если это лето, то в половине случаев дерево погибнет, не приживется. Предприниматель несколько раз подумает, стоит ли затевать дорогостоящее мероприятие по пересадке. Культуры планировать свое строительство с учетом деревьев практически нет.

Новый закон изменит сумму штрафов. За среднее дерево нужно будет заплатить около 60 миллионов рублей. Разрешение на вырубку будет подписано только двумя людьми - хокимом  и Председателем Госкомэкологии. После экспертизы. Никакие ширкаты, махалли, другие конторы иметь право на выдачу  такого документа не будут. 

Биоинспекцией предложено дать часть полномочий по сохранению деревьев ППС, то есть при наборе 102 приедет мобильная группа МВД, у которой будет право остановить рубку, до выяснения всех обстоятельств. А так же, дать полномочия ГАИ, останавливать грузовики с деревьями, для проверки законности перевозки. Хорошие предложения, будем надеяться, что их примут к рассмотрению. А еще мы предложили создать при хокимиате  волонтерские группы. Что-то вроде добровольных защитников деревьев. С корочками и полномочиями спрашивать - законна ли рубка вот этого конкретного дерева? 

Предложено пересмотреть материально-техническую базу инспекторов. Сейчас она в плачевном состоянии, нет бензина, нет складов, нет тяжелой техники. Зато работы больше, чем можно себе представить.

Недавно  кто-то выбросил в канал сдохшую корову, и инспектора доставали ее оттуда, пока она не разложилась и не отравила стоки. Голыми руками. Никакой сознательности и мозгов у граждан...

Оформление одного спиленного дерева занимает полдня. Как успеть по всем вызовам, если их несколько человек на весь город? Везти зачастую не на чем, складывать конфискат некуда. И еще есть один совершенно ненужный пережиток прошлого - план по поимке браконьеров. То есть, чтобы сделать план, иснпектор должен ждать, пока дерево спилят, чтобы оформить протокол. Об этом и о многом другом на встрече говорили инспектора. 

Биоинспекция хочет перезагрузки. Пока она действует по старым нормативам и предписаниям. Хочет стать по настоящему мобильной, экстренной службой, с широкими полномочиями и возможностями, чтобы спасать легкие города, планировать новый зеленый покров, сохранять популяцию городских птиц. . 

А Закон надо принимать в комплексе, чтобы перекрыть кислород и незаконному  бизнесу по переработке древесины, и гражданам, готовым за несчастный миллион продать дерево под окном, и черезчур рьяным строителям, вырубающим под свои застройки целые аллеи. 
Нам остается ждать, не ослабляя бдительность. 
Вот как сейчас выглядит разрешение на спил дерева ( в реальности оно цветное). Другие бумашки товарищи предъявляющие могут засунуть в какое-нибудь дупло. 
photo_2018-06-14_22-55-22.jpg
Нам только до сентября продержаться...
 
Для миниатюры я сфотографировала срубленную чинару, которая дала побеги, до слез просто, ей очень хочется жить. Мой коллега, Бахтиер Насимов вычитал в одной книге прекрасную фразу: "Врожденная порядочность деревьев". Она очень точная. Эта чинара нас простила. Простим ли мы себя?