37 проверок за учебный год.
Прокуратура и МинФин, милиция и хокимият, пожарные и СЭС, плюс – десяток других серьёзных организаций. Нет, это не рейдерский захват. Речь идёт о государственной школе, где я – преподаватель.

Жаль, впрочем, что речь не о бизнесе. Там теперь легче: президент запретил бездумные проверки в этой сфере – и предпринимательская среда буквально ожила! Ждём схожие инновации и в нашей, образовательной отрасли. Статья – в поддержку намечающихся реформ в системе образования, анонсированных в Госпрограмме-2018 и в интервью с министром.

Нужны ли проверки образованию?
Безусловно! Проверки в школе должны быть. Впрочем, всё должно быть целесообразно и осмысленно. Любое действие обязано нести пользу. Контроль заставляет мобилизовываться и подтягиваться. Без контроля никак нельзя.
Проблема в другом. Современные проверяющие позабыли, что главной целью проверки всегда стоит оказание методической помощи учителям и во благо учеников.

Кто и зачем проверяет школы
Кто только не приходит в школу для проверок: СЭС и пожарники, РОВД и прокуратура, участковый и РАЙОНО, МинФин и КРУ, ГУНО на пару с МНО, сотрудники Аппарата Президента и хокимията, представители Союза молодёжи – и это ещё далеко не весь перечень проверяльщиков-любителей. Именно любителей, а не профессионалов, и это важно! Разумеется, предварительно уведомлять администрацию о предстоящей проверке вышеперечисленные организации не любят.
Назрела необходимость по выработке единого плана мероприятий по подготовке к проверке. По большому счету, эти проверки должны подстёгивать администрацию, а не учителей, поскольку учитель без администрации проживет, а администрация без учителей – нет. Часть организаций вообще никак не должна контактировать непосредственно с преподавателями или детьми: СЭС, финансовые инспекции и пожарная охрана, к примеру.

Что проверяют
Подготовиться так, чтобы нарушений не нашли вообще, нереально. Инспектирующие мотивированы на поиск недостатков. Если откровенные "косяки" не найдены, то это говорит о низкой квалификации проверяющего (и, соответственно, ведёт к неприятностям для этого чиновника). Поэтому при отсутствии хоть сколь-нибудь серьёзных нарушений, таковые, фактически, "берутся с потолка". Как вам нравится объяснительная на тему "Почему цветочные горшки разного размера?" Нет, это не юмор и не преувеличение – это один из реально созданных актов по итогам проверки.

Прежде всего проверяются бумаги. Конкретнее? Список получится длинным и нудным – рекомендую лишь "пробежаться" по нему взглядом, и перейти к следующему разделу статьи. Итак, у учителя должны быть под рукой следующие документы, притом за три года:
• годовые планы по внеклассной работе классных руководителей;
• отдельно – планы работы с трудными детьми;
• отдельно – планы работы с одаренными детьми;
• планы работы по профилактике правонарушений;
• план предотвращения экстремизма и терроризма;
• планы работы по ПДД;
• соответственно – отчеты и анализы ко всем указанным планам.

Это лишь базовые требования: они выполняются практически всегда. Чуть более сложные тонкости учительского документооборота, которые подлежат дотошной проверке "с пристрастием":
• воспитательная работа должна быть в отдельной папке;
• разработки внеурочных мероприятий;
• справки и протоколы о посещении и проведении мероприятий, о проверке документации классного руководителя.

Все классные часы должны быть там прописаны за год в журнале. Там же – всякого рода инструктажи по безопасности и предупреждении учащихся (об использовании пиротехники, например).
• журналы кружковой работы;
• папка классного руководителя;
• "диагностика" (хотя диагностика по воспитательной работе – крайне сложная процедура, писать по ней отчёт – всё равно что отчитываться о написании мелодии или картины);
• портфолио классов;
• документы должны начинаться с нормативных актов (От Конвенции по правам ребенка до местных Положений, касающихся воспитательной работы).

В Плане работы должны быть примерно следующие разделы:
• патриотическое воспитание;
• работа с семьей;
• художественно-эстетическое воспитание;
• трудовое воспитание;
• экологическое воспитание;
• профориентация;
• профилактика терроризма и проявлений экстремизма, суицида, склонности к экстремальному поведению, безопасное поведение в соцсетях, антикоррупционное воспитание.
Это лишь из того, что вспомнилось сразу. Зачем нужна эта бумажная круговерть, когда на дворе XXI век и тотальная компьютеризация? Кстати, теперь, вместе с бумажным вариантом, везде требуют и электронный. Заметьте, не "вместо", а именно "вместе".

Процесс школьной проверки: как это происходит
Никаких предварительных уведомлений о проверке. Любимая тактика администрации РАЙОНО – "нежданчики". Кстати, в ГУНО работают, как правило, более грамотные проверяющие, которые иной раз действительно помогают в работе – но их подчинённые из районных отделов образования – как правило, малограмотные сотрудники, которые ищут ради того, чтобы просто найти.
Мне самой доводилось участвовать в подобных нежданчиках в качестве эксперта из другой школы. Типичная процедура: заведующая райотдела народного образования (большая любительница!) собирала в состав проверяющих 15-20 человек из числа учителей и завучей, с энтузиазмом сажала их в автобус. Строгая ориентировка для группы экспертов: крепко громить очередную школу района. Участники комиссии даже не догадывались, в какую школу их привезут. Цель этих проверок всегда озвучивалась так: "Ищите, всё что можно, но – обязательно разнесите школу в пух и прах". Для чего это нужно, никто не мог понять.
Налицо было привлечение к проведению инспекций некомпетентных граждан. Они, зачастую, никогда не работали в школе, не имели никакого опыта и знаний по организации учебного процесса и ведению документации. Мало того, большей частью такие проверяющие были ещё и грамматически безграмотны.
Почти не улучшилась ситуация и сегодня. Приходят в школу проверяющие, которые с апломбом входят в класс во время урока. Требуют показать им то-то и то-то, при детях лезут в шкафы, проверяют тумбочки и столы, начинают беседовать с учениками, задавать каверзные вопросы без присутствия их родителей, Мало того, что учебное расписание нарушено, детей путают и пугают откровенно странными указаниями, сбивающими с толку. Более того, детей (!) запугивают штрафами! Ну при чём тут дети?

Несогласованность и прочие проблемы инспекций
Важное и полезное достижение МНО Узбекистана – концепция "Дарс – мукаддас" (или "Урок – священен". Суть в том, что обычный (не открытый) урок прерывать не имеет право никто и никогда: ни директор, ни даже сам министр. Кстати, руководитель министерства и его высшие заместители безоговорочно соблюдают концепцию "Дарс – мукаддас". Стараются следовать ей и представители ГУНО.
Проблема в том, что грамотный и нужный принцип священности урока действует лишь на родное министерство народного образования. Над этим принципом цинично смеются и сотрудники прокуратуры, и безусые юнцы из Союза Молодёжи, и прочие непрофессиональные любители проверок. "Какой такой дарс – мукаддас"? Нам это неважно, мы только проверим – и через час уйдём". Напомню, что час – это полтора урока, а главное – это время для учеников: наиглавнейших объектов всей системы образования и всех этих проверок.
Именно такие дядечки-неспециалисты и любят составлять замечания о "неодинаковых цветочных горшках в классах", или о необходимости "держать в классе индивидуальные градусники на всех 40+ детей" (и это тоже не юмор).
Сильно возмущает и воспитательный момент. Проверка придет и уйдет, а у детей останется в голове: если проверка, то нужно обманывать, что-то скрывать, иначе "штраф выпишут". Вот так и коверкают сознание детей, а потом удивляются: откуда безнравственность у молодежи берется? Оттуда, и "благодаря" школьным проверкам в том числе.

Что делать?
В 2017 году в стране была создана Государственная инспекция по надзору за качеством образования при КабМине, существует Положение, регламентирующее деятельность этой организации (по рангу приравненной к министерству). Казалось бы, именно этот орган должен и способен навести порядок и строгую согласованность всех инспекционных процедур, которые до сих пор разобщены и происходят по инициативе совершенно разных служб. Но за прошедший год результатов деятельности этого органа пока не видно.
Нынешние хаотичные проверки с их беспорядочным броуновским движением – они не помогают, они мешают. Уроки проходят напряженно, страдают дети, нервы учителей напряжены до предела. А польза? Практически никакой. Инспектирующих часто справедливо упрекают в диктате, давлении, откровенных придирках. Контроль превратили в способ расправы, навязывания. Такие процедуры унижают и учителей, и администрацию школ, и, к огромному сожалению, детей. Необходимо больше доверия – по аналогии с бизнесом.
Роль контроля в системе управления должна быть изменена. Нужны не поиски недостатков, не навязывание своих установок любыми средствами, а мониторинг учебно-воспитательного процесса и инфраструктуры в целях их совершенствования.
Документацию учителя необходимо каким-либо образом привести к единому стандарту, что позволит педагогам руководствоваться определёнными правилами при подготовке документов.

Главное условие - действенность контроля, оказание своевременной помощи тем, кто в ней нуждается, распространение инновационного опыта, лучших образцов работы. Контроль - не самоцель!

И тогда меньше будет текучесть педагогов в школах, больше простора для творчества и работы с детьми. А что ещё нужно для учителей и родителей? Это качественные уроки, без доведения учителя до нервозов и проверок разного рода бумажек, не являющихся показателем хорошей работы учителя.

Ангелина Низамова. Преподаватель.