Матевосян был влюблен в Арал. Талантливый художник часто приезжал в Муйнак рисовать море. Он останавливался в скромной портовой гостинице, в окнах которой, как в рамках картин, сверкал величественный Арал. 

(Из коллекции Муйнакского краеведческого музея)
Муйнак был шумным портовым городом. У  причалов  и в акватории покачивались на волнах пара сотен судов, высились краны-погрузчики. Пахло морем, йодом, дымом из частных коптилен. Кричали чайки. Море здесь было достаточно глубоким, что позволяло подойти к берегу большим рыболовецким судам. 

(Из коллекции Муйнакского краеведческого музея)
Матевосяну дарили радость и вдохновение эти звуки, запахи и виды. Нигде ему не рисовалось так легко как здесь.  В одно страшное утро 64 года его разбудили крики и плач.  Он вышел на ступени гостиницы, которые вели прямо к причалу. Увиденное казалось дурным сном.

Там, где плескалось глубокое синее море, был лишь песок и большие беспомощные суда, завалившиеся на бок на мелководье. Причал висел высоко над опустевшим дном. Взрослые мужчины, рыбаки, портовые рабочие кричали "Море ушло, море ушло.." Кто-то опустившись коленями на мокрый песок закрыл лицо руками и раскачивался в беззвучном крике. Кто-то вглядывался в далекую кромку воды исчезающего на глазах моря. По иссушенным морским ветром, загорелым лицам мужчин катились слезы. Каждый понимал, что это конец всему.

(Из коллекции Муйнакского краеведческого музея)
Так море в Муйнаке ушло за одну ночь. До этого дня уровень моря потихоньку опускался, это знали все. Но чтобы вот так, в один момент, не стало половины моря - это не могло приснится в самом страшном сне.


Так закончилась жизнь портового города Муйнак и началась жизнь Муйнака в соленой пустыне, с горькою славой кладбища кораблей. С каждым днем, месяцем и годом море уходило все дальше и дальше. Пока не исчезло совсем.  


В тот страшный день Рафаэль Матевосян написал картину "Море ушло", запечатлев на холсте день трагедии Муйнака. 



Жизнью  Муйнака было море, рыба, корабли.  После той трагедии, на протяжении десятков лет,  оставшиеся без работы жители покидали город. О чем думали они бросая последний взгляд на мертвые корабли посреди пустыни…

(Три здания справа на фото - это те самые здания порта. Там же находилась гостиница)

Сегодня Муйнак привлекает организаторов экологического и экстремального туризма. Здесь очень даже есть что посмотреть. Если доведется попасть в эти края, обязательно посетите местный краеведческий музей. 
Мы попали в музей в самый разгар завершения ремонта. Музей практически заново отстроен, обновлен и готовится к открытию.


Экспозиции уже готовы к приему посетителей. Здесь очень много документов и вещей, рассказывающих о трагедии Аральского моря.  


На стендах - подробные спутниковые карты. На них - состояние Арала на протяжении десятков лет, до наших дней. Как кардиограмма на кровати больного.


Большая коллекция заспиртованных рыб, когда то выловленных либо в Арале, либо в прилежащих пресных озерах.


В Муйнакском музее увидела карпа. Когда-то он плавал в приаральских озерах, от которых осталась сейчас только покрытая соляной коркой пустыня.  
Это замечательна в кулинарном смысле рыбка. Одна из моих любимых. Сегодня карпа практически не отыскать в местах продажи рыбы в Ташкенте. Потому что он исчезает. Может быть вы этого не заметили. Потому что карп умеет жить только в чистой воде.


Муйнак с его кладбищем кораблей сегодня стал символом трагедии. Думаете, Муйнак от нас далеко?
В плане карпа он у нас уже за спиной.
Если мы не прекратим измываться над Сырдарьей, то скоро Муйнак наступит у нас дома.


- Лиля, Лиля, иди скорей сюда, покажи твою консерву! - зовет меня Саша от одного из стендов музея
-  Глазам не верю! Да вот же она! Во во втором снизу ряду, вторая справа, красная!


По дороге в Муйнак мы очень много говорили о всем, что связано с Аралом. И я рассказала одну историю из детства. Помнится, мне было лет 9-10, папа принес домой рыбные консервы. Он часто покупал их на полевые работы (папа был топографом в гидрогеологической экспедиции). Так вот один раз он обратил мое внимание на одну из банок
- Смотри, это наша местная
- У нас делают рыбные консервы?! - округлила глаза я
- У нас же есть свое море - сказал папа
Я сразу потребовала открыть и попробовать. То был мелкий частик в томатном соусе. Очень вкусный.

Я потом часто просила еще купить такую баночку. Мама смеялась. Говорила что она тут каждый день вкусности на ужин готовит, а я канючу какую-то консерву.
Но попадались эти баночки в продаже все реже. Потом исчезли совсем. Детская память сохранила и вид баночки, и вкус, даже картинка с информацией о производителе мелким шрифтом перед глазами. 
Такая вот встреча из детства в Муйнакском музее. Постеснялась попросить баночку подержать и с ней сфотографироваться. На память о папе, Арале и Муйнакском консервном заводе. Экспонат все-таки.
Ну может в следующий раз...


В Муйнаке работал большой консервный завод, на который привозили морскую рыбу с самого Арала и пресноводную рыбу с окрестных озер. 


Эта лоция по морю, которого нет, лежит под стеклом в музее Муйнака. Очень тягостное ощущение от этих потрепанных руками моряков книг. Как ключ от сгоревшего дома. Такой дорогой сердцу и такой никому не нужный


Очень хороша в музее  Муйнака экспозиция работ ремесленников и старинных предметов быта. Их не так много сохранилось в Каракалпакстане.


Один экспонат сразу обратил на себя внимание  - ручной станок для плетения циновок из стеблей местного тростника. Сегодня эти циновки делают на специальном станке. Более полувека назад в Приаралье их делали вручную. Благо материала для циновок было море. Дельта Амударьи была озерным краем. Все берега были в тростнике.


Немало на побережье водилось зверья. Здесь даже заготавливали пушнину . Кстати, по дороге к Муйнаку мы встретили двух упитанных золотистых хорьков, размером с собачку, пару симпатичных зайцев и суслика. Местные говорят, что волки, лисы, барсуки  и шакалы также не перевелись. Значит не все потеряно. 


Коллекция старинных национальных украшений в музее просто невероятная. 


Есть даже фрагменты текстиля со старинной вышивкой. Каракалпакского текстиля до наших времен дошло очень мало.


Роскошная сбруя и камча-плетка


Немало старинной керамики. Вот, к примеру, особый хум - сосуд для воды. Это древний термос. Он глазурован только внутри и частично снаружи. Вода пропитывала поверхность глины, постепенно испаряясь. В результате, вода в хуме долгое время оставалась прохладной.

При музее в Муйнаке начали продавать национальные вещи современных мастеров. В основном вышивка. Если попадете в Муйнак, то обязательно приобретите себе элегантную каракалпакскую тюбетейку и много вышитых сумочек на подарки.


Жизнь в Муйнаке продолжается.  Люди здесь стойкие и трудолюбивые.  Их не сломить. Они пережили такую катастрофу, что редко кому выпадает по судьбе. 

(Старый маяк в Муйнаке. Скоро там будет кафе с обзорной площадкой)
Главной и горькой достопримечательностью города остается берег ушедшего моря. Именно из-за него все стремятся попасть в Муйнак. В то самое место, где над головой высится старый маяк, а далеко внизу, словно выброшенные на берег киты, замерли корабли. Суда, которым уже никогда не суждено отправиться в море.


Опустевшее дно стало тяжелейшей проблемой для экологии. Тонны высохшей  морской соли нес ветер на жилье, поля и дороги.


Спасением стал саксаул. Единственное растение, которое может выжить в сухой соленой пустыне. Много труда было положено на то, чтобы засеять саксаулом большую часть обнажившегося дна. Саксаул сначала высевали с самолетов, затем наземным способом. Много лет, много сил.


Усилия принесли плоды, сегодня молодая поросль саксаула уже сдерживает соли и эрозию почвы. Рядом с Муйнаком,  отводами от Амударьи наполнили небольшие озера.


У Муйнака есть доброе будущее. Мы с вами будем приезжать в Муйнак, привозить сюда своих детей, чтобы постоять на берегу ушедшего моря. Чтобы оценить, какой это драгоценный  дар – жизнь.  Дар, бессмысленный без воды. В Муйнаке это понимаешь особенно остро.
В общем, не грустите. Жизнь продолжается. Встретимся с вами когда-нибудь в Муйнаке... 
Там, на высоком берегу под маяком, где лежит старый якорь. 
Много удивительных историй еще услышите вы.


______
Мой низкий поклон организаторам путешествия наших журналистов и блогеров на Аральское море:
Проект по водной осведомленности – UzWaterAware. Реализуется РЭЦЦА ( Региональный экологический центр Центральной Азии) при финансовой поддержке Европейского Союза. https://www.facebook.com/carececo/
Национальный партнер проекта: Министерство водного хозяйства РУз 
Это ведь так важно, чтобы наши СМИ постоянно говорили об этом. Потому что  более нельзя молчать.
И берегите воду. Без нее жизни нет...

Ваша Лилия Николенко