Автор: Зафар Хашимов
Эта история то ли 97-го, то ли 98-го года.
Мы тогда только вошли в розничный бизнес. Мы знали, что для успешного развития продаж надо развивать ассортимент свежих молочных продуктов. Сейчас трудно представить, но тогда найти качественную свежую упакованную молочную продукцию было не так-то легко . В начале нам продукцию поставляло предприятие "Тог сути" (Горное молоко). У них было установлено современное оборудование, их производственная линия меня тогда очень впечатлила. Таких цехов в то время почти не было. 
Но с ростом продаж их производительность стала недостаточной для нас и, чтобы покрывать все наши потребности, нам пришлось искать других производителей. Искали долго. Но так и не нашли никого подходящего. Тогда мы решили сами организовать производство. 
Для этого мы приобрели действующий молочный комбинат в Ташкентской области. Точнее, мы приобрели основной пакет акций этого комбината. Когда я поехал туда в первый раз в качестве акционера, я узнал, что деятельность завода не претерпела никаких особых изменений с советских времён. Я это говорю в хорошем позитивном ключе. Заводом с момента его создания лет тридцать руководил бессменный директор-технократ, большой специалист молочного производства, авторитетный руководитель. Я был доволен и считаю, что нам с ним в целом очень повезло. 
Однако, некоторые стороны стиля его руководства коллективом были, как бы это описать, немного краснодиректорскими, со всеми атрибутами такого метода руководства, включая частые производственные собрания, принятия и отчёты по (соц)обязательствам, коллективные обсуждение персональных дел провинившихся сотрудников и тп. Все бы ничего и, даже, возможно, это все было иногда вполне уместно, оправдано и полезно, но только если бы он не настаивал упорно, чтобы и мы, как новые собственники,  лично присутствовали на всех этих собраниях. Хотя он не мог нам  приказывать, но уважая его лично, мне было очень неловко постоянно отклонять его приглашения и, где то через раз, мне все же приходилось ехать сто с лишним километров, чтобы присутствовать на этих сборах.
Так вот, на одном из таких совещаний рассматривали персональное дело электрика предприятия. 
Случилось так, что электрик что то неправильно соединил в электрощитовой. В результате, что то там замкнуло, сгорел аммиачный компрессор, холодильник сломался и партия изготавливаемой молочной продукции пришла в негодность. 
Собрание, на котором я присутствовал,  один в один напоминал эпизод из фильма "Афоня", когда героя фильма обсуждали коллективно за хулиганство и пьянство.
Директор подробно зачитал выдвигаемое против электрика обвинение и предложил собравшихся выступить по данному вопросу. Начальник производства, бухгалтер, рядовая сотрудница по очереди выступили, подчёркивая, как горе-электрик подвёл весь их коллектив.
Затем слово предоставили самому электрику. Он полностью отверг все обвинения, выдвигаемые против него и заявил, что он все сделал правильно. А компрессор сгорел по какой то совершенно другой, не зависящей от его работы, причине.
- Послушай,- перебил его директор,- мы тебя в тот день искали. Дома ты сказал, что ушёл на работу, на работе сказал, что заболел. Потеряв на твои поиски полдня,  мы пригласили главного электрика РЭС и опытного электрика соседнего предприятия. Они все проверили и починили, спасибо им. Они однозначно сказали, что ты неправильно собрал наш щит, а ты тут всех нас пытаешься снова водить за нос. 
- Ну что я могу сказать про этих электриков, - парировал выпад директора электрик завода,- есть хорошее народное двустишье,- и он прокашлялся, специально настраивая голос и громко, артистично и выразительно продекламировал: - Тингланг, абадий садо булади, электрикнинг душмани электрик булади". (Перевод (свободный): прислушайтесь к отзвуку вечности, электрик электрику враг, до бесконечности).
До сих пор помню, как взорвался со смеху зал. Я и сам чуть не упал со стула.
Электрика того так и не смогли уволить. Другого просто не было. Там на весь город было всего трое электриков.
photo_2017-04-10_19-51-09.jpg
Почему я вспомнил эту историю?
Наш рынок по большей части достаточно пустой, почти в любой отрасли ощущается недостаток предложения. Но, тем не менее, чувство конкуренции у его участников очень острое. Все относятся к друг другу нарочито ревностно, будто делят между собой последнего возможного клиента. Я часто задаюсь вопросом, откуда это недоверие, ревность, такая острая неприязнь к тем, кто делает почти то же самое. Ведь рынка хватит на всех. Часто эти непримиримые конкуренты вместе не удовлетворяющие и 10% всего спроса, активно враждуют между собой. Им бы сотрудничать и вместе развивать свой общий рынок. Но нет, они будут жёстко стоять за свои маленькие лужицы, не замечая простирающийся рядом огромный океан возможностей, которого хватит с излишком на всех.
Может и прав был классик, это наше тщедушие и жадность: 
"Тинганг, бу абадий садо булади, Гадонинг душмани гадо булади".
(Перевод (опять же свободный): Прислушайтесь к отзвуку вечности, нищий враг нищему, до бесконечности).