Пятого сентября я писала своим зарубежным друзьям в лички: «У нас открыли конверт!»
Что у вас открыли? – изумлялись они. Они даже не понимали о чем я. Какой закон мы открыли?  Гравитацию? Что это вообще? 
Я  ловила себя на мысли, что мне неловко. Это все равно, что сообщать, что мы, прикиньте, дышим воздухом. 
-Забейте, ничего. 
Прошло три дня, а ощущение, что мы уже прожили жизнь с этим долларом, успели обрадоваться, разочароваться, возмутиться, и начать искать входы и выходы. 
Конверт настиг нас внезапно. Все разговоры о конвертации казались чем-то вроде легенды о волшебных птицах, никто не видел, но все ждут.  Это была голубая мечта, которую у нас отняли, теперь не о чем даже помечать.  И остается только разглядывать итоги начала и ворчать, по нашему любимому ташкентскому обыкновению.
Первая половина ташкентцев обрадовалась и накрыла гап. Вторая половина ташкентцев разгладила свои пару долларов на коленках, и растерялась. Третья половина, у которой никогда не было никакой валюты, быстро проверила в гугле  как пишется – «пазор»  или «позор», и открыла фейсбук.  А четвертая половина, согласно ташкентской теории четырех  половин, уехала в отпуск, тратить все свои наличные баксы. Какой такой канверт-манверт, у нас загар сходит. 
Комментарии этого дня делали день. Лично мой «мейдмайдей»  сделал шикарный коммент: «Опять у.е, опять черный рынок, опять всякие легитимные сумы!» Это когда бедный ЮМС временно сделал в своем биллинге у.е.  Мы предложили ЮМС свою криптовалюту – уежик, потому что смысл от перемены  названия шкалы расчетов не изменяется. 

Несите ваши денешки

Пятого сентября люди выстроились в очереди в банках, сдавать валюту.  В большей степени  из любопытства, как это, идти по улице, махая долларами, и не бояться никого? И не пересчитывать, в недрах сумки, психуя, что в пачках не хватает  то одной купюры то двух. А как белый человек, протянуть гордо свои баксы в окошко, и сказать «на все!» и получить новенькие 50-тысячные бумажки. Вы их видели? Красивые, как закат, только фиолетовые. Банки перестраивались в режиме он-лайн, по живому, паспорта вначале нужны были на 100 МРОТ, потом подняли до 500. Валютчики ушли в запой, маргинализировались  и стали бегать от клиентов. 
Позвонил знакомый валютчик.
- Маргиналь – нима бу?
- Ну, что-то типа днище, отстой, неуважаемый человек.
-Сволище неблагодарни…
В городе сложилась уникальная ситуация, когда совершенно легально можно было сдать доллар по базарному курсу, а оплатить за связь, интернет, учебу, билеты, долларами по-старому стилю. Все, что раньше рассчитывалось в долларах,  замерло на отметке в 4 с копейками. Все государство вам плохое. 
 Я ничего не понимаю в экономике, но у меня хорошая память. Падений и обменов купюр за нашу пост-советскую жизнь было множество, я не особо помню экономические подробности, но помню истории людей. Самым, на мой взгляд, страшным  был дефолт 98-ого. Помните, когда с шести рублей доллар за ночь подскочил до 18, а потом до 20 с лишним?  В это время я была в России. Мы все  за сутки стали нищими, и единственная забота была – купить хоть что-то по старой цене в резко пустых магазинах. Вот это был шок. Те, кто перед этим продал  недвижимость или машину по старой цене, оказались ни с чем.  А обмен крупных купюр помните? За несколько дней  надо было сдать старые и обменять на новые. Все матрасники тогда повыпрыгивали из окон. Да ничего вы не помните, счастливые люди. Узбекистан, благодаря закрытости, не так сильно шандарахнуло. 

Нет, нет, нет, нет, мы хотим сегодня…

На следующие сутки Ташкент вдруг обнаружил, что счастье не только в сумах, но и в наличных долларах. И теперь надо обратно купить, а банк дает только виртуальные. И эти виртуальные возможности весьма ограничены, чтобы  потратить деньги, нужно ехать за границу.  Отправить и оплатить он-онлайн с них пока нельзя.  Ключевое слово – пока. Представьте, что вы хотите посадить семечко, а наутро уже собрать яблоки? Глупо, да?  Но это нас обидело смертельно, вот прямо сейчас, сию минуту, дайте все опции, а то проклянем вашу либерализацию.  Или верните все взад, как было,  - стремно, мято и противоречиво.  Не жили нормально, не будем начинать. 
Хотя ладно, постойте, можно же, например, тут закинуть на карту, отдать знакомому, который летит… Стоп, ну сгоняем к казахам, да? Заодно по Алматы пошарахаемся… Стойте, стойте, в принципе можно диейчелом отправить маме карточку, она там снимет. Или прикинуться бабушкой, которой надо срочно, и выпросить у  сдающих. Коварные планы росли, как грибы после дождя. Наши же такие, они 25 лет жили, выкручиваясь, как мокрые полотенца, нешто их эти кукольные запреты остановят?

Камон…

Ладно, уговорили, пусть будет эта либерализация. Только чтобы курс не поднимать. И чтобы купюры были новенькие, по 50. И чтобы в банках кофе давали. И зарплаты поднимите, а то, как лохи, за чертой бедности теперь, согласно ООН.   На третью машину не хватает. 
Если отбросить эмоции и попытаться разложить ситуацию логически, то сразу видно, что конверс-карта недолго просуществует с ограничениями. Уже сейчас с нее можно снять за рубежом всю сумму сразу (учитывая правила тамошних банков, а они иногда драконовее, чем наши правила),  купить саму  валюту на пластик. Проценты божеские от полпроцента до процента, банку тоже надо на что-то жить.  Можно перевести с нее по инвойсам за лечение и обучение. Следующий логический шаг – он-лайн оплата и переводы за рубеж. Мне представляется, это просто технический момент – чтобы система заработала, как  часы, ее нужно отладить, провести договоренности со всеми, освоить программное обеспечение.  Мы же не такие наивные, чтобы не понимать, что карта это не просто кусочек пластмассы? Что внутри нее сидит куча народу, компьютеров, программ, условностей, положений, законов и международных договоренностей? 

Хватит ныть

-Почему наши люди такие нытики?
-А мне нравится. Гораздо хуже для нации, когда все, как один, кричат «Ура!»
Люблю Ташкент. Он  как дети. На их глазах свершилось событие, которое определило нашу эпоху. Просто представьте, как наш президент  одним росчерком пера, оттолкнул огромную неповоротливую баржу от защиты пирса, и вывел в форватер!  И как все включили мозги и забегали по палубе! 
Перед нами открылась дверь в новый Узбекистан.  Начало удивительного путешествия, которое обязательно поднимет нашу страну на все строчки хит-парадов. Не верите? Да мы без рынка и либерализации умудрились не сдохнуть, и  местами процвести, да так, что соседи удивленно качают головами, глядя на нас,  а представьте, что будет с рынком? Дубай нервно курить будет,  Москва рыдать, а соседи попросятся  в наши границы. Ведь либерализация валютного рынка это совсем не покупка-продажа долларов, не эта мышиная мелочь. Это гораздо грандиознее и шире – это поднятие экономики, развитие бизнеса, производства, привлечение инвесторов, и в конечном итоге – наше же с вами благосостояние. 
А мы стоим возле этих дверей и разглядываем петли. Скрипят, тут краска не высохла, ручка дешевая, и вообще, кто так двери строит? Что за косяки у этой двери? 
Правда, если кто-то со стороны начинает бухтеть на наш конверт, тут же получает по  хитрой вражеской морде, и отправляется считать косяки своих дверей. И это правильно, наша либерализация, хотим бьем, хотим в угол ставим,  а чужим не позволим. 
Все будет хорошо. Нам надо укрепить сум, нам надо начать гордиться нашей валютой, радоваться шуршанию отечественных денег и не молиться на изображение чужих почивших лидеров. Экономическая магия – если каждая человеческая единица будет верить в свою валюту, то так тому и быть. Если обзывать ее деревянной и рисовать в виде задницы, то так и будет. 
Но Узбекистан всегда был веселым и мудрым дервишем-суфием, а значит, все получится. 
 Для этого у нас все есть – чувство юмора, предприимчивость, способность  находить выход из непростых ситуаций, ум и сострадание. И талант. 
А теперь еще и вот. Хорманг!

Самые интересные дискуссии этих дней

Надо запомнить эту неделю, через год вернуться и посмотреть, кто победил, оптимисты или пессимисты? И пойти поесть плов. Потому что в конечном итоге все  – плов.